Наверх

Руководители театров Коми считают худсовет необходимым, а цензуру бессмыленной

Возрастное ограничение: 0+

Недавно заместитель главы администрации президента России Магомедсалам Магомедов выступил с инициативой ввести предварительный просмотр постановок в государственных театрах перед тем, как они будут показаны широкой публике. Такое предложение чиновник выдвинул после скандала, связанного с оперой «Тайнгейзер» в Новосибирском театре оперы и балета. Постановка, оскорбившая чувства верующих, вызвала идею о возрождении цензуры. О мнениях руководителей театров Республики Коми по поводу этой инициативы пишет ИА «Коми Онлайн».

Директор театра драмы Коми Михаил Матвеев, считает момент предпремьерного просмотра очень важным в случае, если для постановки спектакля привлечены государственные средства. Если же в спектакль вкладываются спонсорские деньги, то вопрос относится к общественной юрисдикции.  Михаил Матвеев отметил: 

- Я не могу сказать, что это предложение – какая-то цензура. Практически каждая работа в любом случае сдается на просмотр худсовету минкульта. Это раньше, в советское время, цензор мог вырезать любой момент, любой эпизод из постановки, то сейчас такого нет.

Для директора театра оперы и балета Коми Валентины Судаковой подобная инициатива не явилась новостью, поскольку вынесение спектакля на худсовет министерства культуры - это абсолютно естественный процесс. Поскольку этот совет состоит из людей творческих, приближенных к театру и понимающих его, его цель, скорее внесение корректировок в ценические решения или некоторые технические детали, в результате полученных советов. Более того, Валентина Судакова считает, что в цензура в первую очередь должна быть на этапе идеи, а не в тот момент, когда на спектакль уже потрачены деньги и силы сотрудников театра:

-  Я считаю, что это очень важный процесс. Тем более что никаких принципиальных возражений по поводу взгляда режиссера на тему или еще каких-то деталей сделано быть не может – обычно это происходит за неделю до спектакля, остается мало времени, чтобы что-то кардинально изменить. Предложение я не рассматриваю как акт цензуры, потому что это просто бессмысленно. Например, был создан спектакль, на него были потрачены государственные деньги, потрачено время работников театра, им за это дали зарплату, а за неделю до показа совет запрещает показывать спектакль. В этом есть цензура, но какой в этом смысл? Если есть необходимость в государственном заказе, то нужно это делать на стадии проекта, идеи, чтобы режиссеры или театр защищали свою задумку.

Директор Коми республиканской филармонии Мария Балмастова также не видит в данной инициативе, как ничего нового, так и ничего страшного:

- Я считаю, что просмотр должен быть, во время него происходят корректировки, номер могут даже снять, если он не доработан. Не вижу в этом чего-то зазорного, предосудительного и не воспринимаю это как цензуру. Все-таки мы должны быть носителями культуры, а не ее разносчиками. Другой вопрос, кто входит в этот худсовет. Если это работники культуры, профессионалы, то никакой цензуры в этом нет, это профессиональный подход. А если это какие-то чиновники, то тогда, естественно, я к этому не отношусь позитивно.

Директор воркутинского драматического театра Виктор Ножкин вовсе не считает, что такие меры нужно называть цензурой:

- Не думаю, что это цензура. Но думаю, что сейчас есть некая степень недоверия к театру. Для этого есть основания: в последнее время театры пустились во все тяжкие, чтобы привлечь зрителя, в том числе через скандал. И эта зараза распространяется по стране. Нам бы не хотелось, чтобы были какие-то предпросмотры, это приведет к обострению творческой ситуации, режиссерам-постановщикам будет сложно выражать себя, свое творческое кредо. Имеем ли мы право на них давить? С другой стороны, должен быть общественный взгляд на творчество театра. Театр может позволить себе ставить неординарные вещи, но должна быть внутренняя цензура, которая исходит из понимания менталитета страны, даже республики. Если и вводить какой-то предпросмотр, то делать это нужно очень осторожно, с пониманием, привлекать к этому критиков, союз театральных деятелей.

Художественный руководитель Национального музыкально-драматического театра Коми Светлана Горчакова также отмечает, что постановки и так предварительно просматривает худсовет, к которому претензий и театра нет. 

- Знаете, когда каждый день работаешь над спектаклем, глаз замыливается. И эти советы очень помогают. Худсовет, по крайней мере в нашей республике, точно не приносит ничего плохого. Кроме того, режиссеру вовсе необязательно прислушиваться к замечаниям, если он посчитает их неподходящими для себя. В положении о театре тоже есть строчка, что руководитель спектакля имеет полное право принять решение о выпуске его в прокат. Худсовет состоит в том числе и из чиновников, из министра культуры, его заместителей, но, как видно, никто на нас не давит. Что касается «Тангейзера», то тут вопрос не в непрофессиональном подходе, а скорее в том, что были задеты чувства верующих. Я как постановщик на такое бы не пошла. Зачем использовать образ Христа в таком виде? Во имя чего? Разве нет других тем, драматического материала? - говорит Светлана Горчакова.

Культура Театр

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru