"Кто говорит, что на войне не страшно, ничего о ней не знает..."

Воспоминания жительницы Ухты Ларисы Тетенькиной, бывшей блокадницы

Детские воспоминания остаются навсегда. Живем на даче с мая 1941 года, я сплю в плетеной корзинке под яблоней, все прекрасно и тихо… Потом вдруг черные дыры, грохот пушек, тряска в машине, холод… Желтый песок, леса нет, белые маленькие домики и незнакомое чудовище - верблюд (эвакуация, Ташкент).

В мае 1944 года мы снова в Ленинграде. С удивлением вижу окно, заклеенное полосками бумаги. Вечером длинные сирены, перекрест прожекторов на небе: ищут чужие самолеты, но город живет уже без бомбежек.
Нашла уютное место на подоконнике, в левой стороне окна виден шпиль Адмиралтейства и гроздья салюта. В комнате всегда горит керосинка для тепла, редко проходят машины. Брат Юрка, всю блокаду работавший на заводе, принес маленькую плиточку мармелада, которую делит со мной.

Мороз! Отстояли с бабушкой длинную очередь: по карточкам сахар и хлеб, теперь с любимыми довесками. Я вижу себя: укутана в платки, в валенках… На улице Правды обвал дома, стоят два бойца с оружием. Какие-­то люди в зеленых шинелях и пилотках руками тянут куски бетона и кирпичи. Бабка дает довесочек - горбушечку: «Снеси, доченька, солдату. Он тоже человек, немец!» На окрик охранника бабка махнула рукой, и я через завал - к человеку, что работал рядом.
Около меня присел немолодой человек, лицо в морщинах, голубые глаза и седые волосы. Протягиваю руку с горбушкой, он рукой гладит мою голову и приговаривает: «О, майн либе, киндер, киндер» - и слезы… Я помню это лицо и сейчас, в свои 70 лет.

Бабушка работала на складах и в депо на железной дороге и летом брала меня с собой. Помню старые пути, заросшие травой, и теплушку, где была печка из бочки, бабка варила там что-­то.

Помню День Победы. В нашей коммунальной квартире жили 20 человек: в большом коридоре - столы. Винегрет, картошка, для детей - коробка с леденцами и клюквенный кисель. Музыка, песни, много военных, в карман моего передничка кладут конфеты, яблоки, гремит салют!

Дорога цена человеческой жизни, но военные годы остаются в памяти, потому что моя детская головка, когда я в кулаке сжимала горбушку хлеба, была уже седой - а мне было пять лет.



27 января – день снятия блокады города Ленинграда (1944 год)

 

...

  • 0

Популярное

Последние новости