Конец «Мемориала»*: что в Коми думают о резонансном решении суда

Конец «Мемориала»*: что в Коми думают о резонансном решении судаФото из отрытого доступа nvdaily.ru

«Международный “Мемориал”»* одна из самых старейших некоммерческих организаций в России. Занималась она исследованием политических репрессий в СССР и современной России, а также помогала реабилитировать людей, которые незаконно пострадали от действий власти. Но 28 декабря по решению Верховного суда РФ организацию ликвидировалиПрокуратура обвиняет «Мемориал» в искажении памяти о Великой Отечественной войне и «создании лживого образа СССР как террористического государства». Портал PG11.ru при помощи экспертов разобрался, как это повлияет на «Коми Мемориал», кто является лицом организации, а также, почему власти выступили против старейшего правозащитного общества, созданного самим академиком Андреем Сахаровым.

  1. «Мемориал» в Коми продолжит свою работу.

В 2014 году правозащитный центр «Мемориал»* был признан властями России иноагентом, а в 2016 иноагентом стал и «Международный “Мемориал”»*. А сейчас по решению Верховного суда должны вообще ликвидировать всё, что связано с этими организациями, в том числе и региональные отделения.

С этим не согласен историк, правозащитник, член «Коми Мемориала»* Игорь Сажин. Он нам объясняет, что закрытие «Международного “Мемориала”»* никак не может повлиять на местных, так как между ними нет юридических связей.

– «Мы дружим, мы общаемся, мы обмениваемся информацией, а все остальное порознь», – сообщает Игорь.

Как пояснил нам историк Алексей Рогачёв, Коми правозащитный центр «Мемориал»* самоликвидировался ещё в 2015 году, чтобы не носить клеймо иноагентов.

У местного «Мемориала»* нет сотрудников. Он состоит из людей, которые на добровольной основе сохраняют память об истории XX века в Коми крае, а также защищают права людей. Именно поэтому закрытие региональных отделений для Коми не актуально.

  1. У «Коми Мемориала»* достаточно успешных дел. В последние годы они реализовали:
  • проекты («Пешком по Усть-Сысольску», «Письма XX века», «Расскажите о своем репрессированном родственнике»); 
  • экспедиции (по поиску мест массовых захоронений репрессированных, по сбору архивов «Мемориала»* в Коми крае).
  • акция «Портреты репрессированных в Коми». В 2020 возле Часовни жертвам политических репрессий в Сыктывкаре выставляли портреты священников, 2021 – портреты деятелей культуры, а в этом году – учёных, отбывших срок в Коми.

Также «Мемориал»* помогает жителям республики в рамках:

  • общественной приёмной, которая ищет репрессированных родственников или прошедших Великую Отечественную войну;
  • правозащитной приемной, где разбирает жалобы людей в инвалидных домах и в тюрьмах, а также решают различные социальные вопросы людей (ЖКХ и др.).

Подробнее о поисковой деятельности «Мемориала»* нам рассказал Алексей Рогачёв. По его словам, «Мемориал» занимался поиском не по собственной инициативе, запрос делали сами репрессированные или их дети.

– «Приходит человек и просит узнать, где его папа похоронен. Про него он знает только дату отбывания наказания и имя. После чего сотрудники общества пишут письма в Информационный центр МВД, в региональные архивы ЗАГС и так далее. Чисто поисковая работа по установлению фактов захоронения», – приводит пример Алексей.

После публикации закона в 1991 году «О реабилитации жертв политических репрессий» сотрудники общества связывали бывших репрессированных с властями.

– «Надо было получить справку о том, что человек был в заключении, на основании чего выдавалась справка о реабилитации, если он подходил по этим параметрам. Не стоит думать, что реабилитировали поголовно всех», – замечает историк.

  1. Некоторые лица «Мемориала»* в Коми.

Один из старейших членов Сыктывкарского «Мемориала»* – Игорь Сажин. В 1996 году он вступил в эту организацию и в наши дни стал её неформальным лидером.

Игорь Сажин. Фото из архивов Револьт-центра

– «Я в организации, как и любой из волонтеров, делаю всё, что могу, в том числе придумываю разные проекты, копаюсь в архиве, принимаю людей в общественной приемной, вожу экскурсии, участвую в мероприятиях», – резюмирует правозащитник.

Вторым председателем после учёного Револьта Пименова (1931-1990) стал Михаил Рогачёв (1952-2021). С 2000-го года он ещё и руководил благотворительным фондом «Покаяние» и был главным редактором одноименного мартиролога. В течение 20 лет на его страницах возвращали имена тех, кого осудили по политическим статьям или раскулачили. Фонд выпустил несколько брошюр и 13 томов, которые включают в себя более 130 тысяч биограмм и множество статей на тему политических репрессий.

Михаил Рогачёв. Фото из архива Алексея Рогачёва

– «Михаил Борисович пришел в Сыктывкарский «Мемориал»* в конце 80-х годов. Он увидел объявление об учредительном собрании общества и, так как был профессиональным историком, пришел чисто из любопытства», – сообщает его сын Алексей.        

  1. Обвинений «Мемориалу»* много. Нам историки поведали о реальной причине закрытия организации.

Поиск и открытие новых имён жертв репрессий не завершён до сих пор. По словам Алексея Рогачёва, эта деятельность не приравнивает СССР к преступному государству, она показывает эту систему с разных сторон. В её истории были как великие победы, так и неприятные поражения.

– «Судя по речи прокурора, основное, что вменяется «Мемориалу»*, это отождествление СССР с преступным государством, что в нынешнюю идеологическую концепцию, ориентированную на Победу 1945 как высшее достижение народа в его истории, не укладывалось категорически», – излагает Алексей Рогачёв.

 
Фото из архива Алексея Рогачёва

Также учёный подмечает, что речь идёт не о всей истории СССР, а о конкретном периоде правления И.В. Сталина (1929-1953).

«Одобрение экстремизма и терроризма вообще не укладывается ни в какие логические рамки. Претензии о непрозрачном финансировании – это, конечно, детский лепет и формальный повод» – заявляет историк.

Игорь Сажин подтверждает это:

«Скрытое финансирование – это лишь повод властей для объявления войны «Мемориалу»*, потому что мы не встраиваемся в их подход к истории России, они очень не хотят признать факт геополитической катастрофы нации в годы террора 30-40-х годов XX века и готовы оппонентов обвинять в чем угодно» –  сообщает правозащитник.

Как видим, оба эксперта считают, что скрытое финансирование – это лишь предлог для уничтожения организации. «Мемориал»* показывает прошлое, которое не выгодно властям, поэтому наши историки и признают дело заказным.

Сыктывкарский «Мемориал»* занятие добровольное, никто денег за эту работу не платил. По словам Игоря Сажина, Правозащитный центр «Мемориал» один раз получил средства от посольства Германии (ещё до принятия закона об иноагентах) и тут же был объявлен властями преступником.  По убеждению правозащитника, в этом случае нарушены основные принципы права.

*выполняет в России функцию «НКО-иноагента»

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости