Наверх

Свидетель по делу экс-главы Коми Гайзера рассказал о гонениях на независимые СМИ

Возрастное ограничение: 12+
Фото из архива "Pro Города"
За критику власти его якобы даже пытались облить кетчупом

По делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера допросили бывшего главного редактора газеты «Красное знамя» Евгения Горчакова. Он рассказал, как издание медленно загибалось под гнетом цензуры. Репортаж из зала суда публикует БНК.

В Москве продолжается процесс по делу бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера и его предполагаемых подельников. На очередном заседании перед судом предстал для дачи показаний Евгений Горчаков, который с 2007 по 2014 годы был главным редактором газеты «Красное знамя». Он рассказал, как издание подверглось гонениям за критику власти.

Как утверждает сам Горчаков, «Красное знамя» было независимой газетой. Там освещались реальные проблемы региона. Однако несмотря на то, что выраженный оппозиционный курс редакция издания взяла лишь к 2013 году, попытки закрыть газету тогдашние власти Коми периодически предпринимали уже с 2010 года.

- Против нас применялись различные методы давления. Невозможно сказать, кем. Я ощущал давление со стороны власти на себе, своих людях, на газете. Говорили, что замглавы Коми Алексей Чернов контролировал СМИ в республике. Со мной встречался он пару раз, но это было раньше, году в 2009-м, наверное. Мы обсуждали какие-то вопросы редакционных материалов. Пытались каким-то образом договориться сначала, - начал свидетель.

- Власть не устраивали какие-то материалы? - задал вопрос гособвинитель.

- Не устраивали, с одной стороны. С другой стороны - опять же, я говорю с чьих-то слов, - им неважно было, что мы пишем. Важно было получить газету в свои руки, - объяснил Горчаков.

- Им - это кому? - уточнил прокурор.

- Я имею в виду власть. Наверное, Чернову, - предположил свидетель.

Как считает Горчаков, кроме «Красного знамени» руководство Коми практически некому было критиковать. Все остальные СМИ региона были в той или иной степени подконтрольны властям.

- Например, на телеканале выходили передачи, которые были выгодны для власти, или передачи, которые бросали тень на нашу газету и отдельных ее журналистов. Из Интернета брались мои не самые лучшие стихотворения, публиковались и затем широко обсуждались. Были другие вещи имиджевого характера, которые бросали тень на нас. Представляли нас пьяницами, дебоширами и идиотами. Какие-то из перечисленных изданий, я не помню сейчас, какие именно. Это происходило примерно с 2012 по 2014 годы, до этого все было нормально, - утверждает Горчаков.

Далее свидетель вспомнил, как после публикации в «Панораме столицы» его стихотворения про сыктывкарских женщин в его адрес стали поступать угрозы. Горчаков предполагает, что через муниципальное издание власти пытались настроить против него республиканскую общественность.

- Один из спикеров Михаил Брагин приглашал «поговорить по душам», защищая женщин Сыктывкара. Как мне сказали, указание опубликовать стихи было от Марущака, - заявил свидетель.

Затем Горчаков привел еще один пример. Он рассказал, как однажды на телеканале «Юрган» показали сюжет, в котором фигурировал его ныне покойный заместитель Борис Суранов. Журналиста выставили в крайне негативном свете: он был сильно пьян. Сам Суранов впоследствии утверждал, что в тот самый день, когда была сделана запись, он сидел с Черновым в каком-то кафе или ресторане. Поэтому вполне возможно, что замглавы сам же и был автором компрометирующего видео.

А начиная с определенного момента власти, по словам свидетеля, начали вставлять редакции «Красного знамени» палки в колеса уже всерьез. Так, на него, Горчакова, завели уголовное дело за использование «пиратского» программного обеспечения. После этого главный редактор публично обвинил Чернова в том, что тот дал правоохранителям наводку. Замглавы потребовал извинений, и Горчакову действительно пришлось просить прощения - он не мог доказать причастность второго лица республики к организации гонений на газету.

Далее свидетель рассказал, как у «Красного знамени» сменились собственники. По его словам, контрольный пакет в 51% активов газеты держал Владимир Губарев. А вторым по значимости акционером в годы гонений на издание неожиданно стал лидер ныне ликвидированной националистической организации «Рубеж Севера» Алексей Колегов. По словам Горчакова, 42% акций «Красного знамени» ему подарил Чернов.

- Говорят, что он приобрел акции от людей, которые аффилированы с Черновым. Будучи акционером, Колегов приходил в редакцию, мешал работать, устраивал дебоши, акции с обливанием кетчупом. Меня пытался облить, но я увернулся, - вспоминает Горчаков.

Давление на газету со стороны властей проявлялось еще и в том, что редакции не давали зарабатывать на рекламе.

- Размещать рекламу у нас боялись все крупные предприятия, за исключением, пожалуй, двух, которым было все равно, - рассказал свидетель.

Пожалуй, одной из наиболее изощренных попыток уничтожить оппозиционное издание по праву можно считать учреждение экс-руководством Коми бесплатной газеты «Красное знамя Севера», которая являлась, по сути, «клоном» «Красного знамени». По мнению Горчакова, единственным предназначением этого СМИ было отнять у «оригинала» хоть сколько-нибудь значительный процент аудитории.

- Примерно в 2009 году на встрече Чернов показывал мне телеграмму от лидера КПРФ Геннадия Зюганова с жалобой на нас, где обосновывалось то, что нужна такая газета, как «Красное знамя Севера». Чернов тогда мне сказал, что, если мы себя не будем хорошо вести, он запустит эту газету. И в итоге он ее запустил, - утверждает свидетель.

Наконец, применялись против «Красного знамени» и экономические рычаги давления. Так, начиная с определенного момента журналистов издания начали фактически выживать из Дома печати, где находился офис. По словам Горчакова, за аренду помещений и ЖКУ редакция осталась должна республиканскому агентству по имуществу около 800 тысяч рублей. Не было денег и расплатиться с типографией.

- Власти давили на типографию, требуя продать долг. Типография прогнулась и продала наш долг. Ситуация была такая, что либо я подаю на банкротство, либо это делает кто-то другой, и на меня возбуждают уголовное дело за то, что я своевременно не стал банкротиться. Долгов было 8 миллионов рублей. Было понимание, что ситуацией могут воспользоваться недоброжелатели, - вспоминает Горчаков.

Далее прокурор упомянул серию публикаций под общим названием «Зарубин-корпорейтед». В них раскрывались многие сомнительные сделки с государственным имуществом, совершенные прежним руководством республики. Гособвинитель поинтересовался, откуда взялась информация. Горчаков предположил, что сведения предоставили бывшие сотрудники правоохранительных органов.

В конце допроса свидетель рассказал о своих контактах с Павлом Марущаком. Встреч было несколько, все они произошли в течение 2014 года.

- На встречах мы обсуждали, что мы можем писать, а что не можем. У нас было некоторое потепление с властью. Учредителем было принято решение вступить в сотрудничество. Писать помягче, скажем так. Мне Губарев сказал, что лучше выйти из жесткой оппозиции и попробовать наладить сотрудничество, потому что жить в состоянии войны газета практически не может, - утверждает свидетель.

Подпишитесь на PG11.ru в «Яндекс.Новостях» или «Яндекс.Дзен»

СМИ Суд Уголовное дело против Гайзера

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru