Наверх

Фигурант «дела Гайзера»: «Мы были заинтересованы в том, чтобы в Коми создавались рабочие места»

Возрастное ограничение: 12+
Фото: ТАСС
Это не единственное его откровение

На очередном заседании по «делу Гайзера» один из фигурантов, экс-зампред правительства Коми Константин Ромаданов, признался, что члены ОПС были заинтересованы в том, чтобы в регионе создавались рабочие места. Однако их интересам вредил бывший сенатор от Коми Евгений Самойлов, который буквально пускал предприятия республики по ветру. Об этом сообщает ИА REGNUM.

Сегодня, 19 февраля, в Замоскворецком суде прошли очередные слушания по уголовному делу в отношении бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера и его подельников. На заседании допросили одного из фигурантов, экс-заместителя Председателя Правительства республики Константина Ромаданова. Он рассказал суду, какая роль отводилась в ОПС бывшему сенатору от Коми Евгению Самойлову.

По словам Ромаданова, скандально известный политик и бизнесмен держал в пользу Зарубина 55% СЛВК и перечислял средства в так называемый «неформальный бюджет» сообщества. При этом Самойлов владел достаточно крупными предприятиями, в том числе группой компаний «Коми дорожная компания», которая обслуживала 3/4 всех дорог республики.

Несмотря на то, что у экс-сенатора был бизнес во всех мыслимых и немыслимых сферах, к 2014 году он, что называется, по уши погряз в долгах. Самойлов имел невыполненные обязательства как перед ОПС, так и перед десятками компаний. 250 миллионов рублей бизнесмен задолжал «Фонду поддержки инвестиционных проектов Республики Коми» и «Зеленецкой», 400 миллионов - организациям, которые кредитовали его по просьбе Ромаданова, 200 миллионов - «неформальному бюджету», 3-5 миллионов - лично Ромаданову и Чернову. Несложно подсчитать, что в общей сложности Самойлов занял и не торопился возвращать чуть меньше 1 миллиарда рублей. Долги экс-сенатора члены ОПС неоднократно обсуждали на своих собраниях.

- Это был предмет постоянной обеспокоенности. На совещании присутствовали Гайзер, Самойлов, Чернов. Это были рабочие совещания, протокол никто не вел. Личные долги не обсуждались, все остальное - да. Было много важнейших предприятий республики. Все предприятия были в очень сложном положении, - вспоминает Ромаданов.

Фигурант также подчеркивает, что под контролем Самойлова были «Интауголь» и «Жешартский фанерный завод» - одни из важнейших предприятий республики. С его влиянием приходилось считаться всем членам ОПС.

- Нам всем была крайне небезразлична судьба любого предприятия в республике. Мы были заинтересованы в том, чтобы у нас создавались рабочие места, - заверяет фигурант.

Как добавляет Ромаданов, незадолго до ареста Самойлов начал много пить. Доходило до того, что экс-сенатор приходил пьяным даже на совещания ОПС. В связи с этим контролировать его было все сложнее. Понимая, что расплатиться по всем долгам ему не светит, Самойлов безжалостно разбрасывался активами предприятий республики, тем самым буквально пуская их по ветру.

- В связи с тем, что нам было очевидно, что Самойлов обязательства не погасит, возникла необходимость подтвердить и обеспечить хотя бы часть этих долгов расписками. Многие вещи делались под «честное слово» Самойлова. Ситуация со многими предприятиями была критическая, приходилось спасать предприятия. Расписки были от одного до нескольких миллионов рублей. Оформлялись расписки на имя Соколова. Общая сумма расписок - до 100 миллионов. Они точно не соответствовали долгам Самойлова. Они были меньше, - подчеркивает экс-зампред.

Как вспоминает Ромаданов, Самойлову предлагали расплатиться по долгам активами, которыми он располагал. Речь шла об акциях «Коми дорожной компании», «Банка Таврического», доли в «Автоцентре» и другой собственности. Самойлов был не против, но была одна загвоздка: его убыточные предприятия никого не привлекали. Тем не менее, экс-сенатору несказанно повезло: Чернову как раз в то время срочно нужны были деньги, чтобы расплатиться с рабочими «Интаугля». В итоге замглавы выкупил у Самойлова часть его активов почти за 100 миллионов рублей.

Как накапливались долги Самойлова перед «неформальным бюджетом», Ромаданов пояснить не смог. По его словам, сенатор постоянно пытался ввести членов ОПС в заблуждение относительно размера сделанных им выплат. Практику дачи расписок ввели как раз для того, чтобы зафиксировать обязательства Самойлова.

Напомним, изначально Самойлова обвиняли в мошенничестве. Он якобы получил в «Фонде поддержки инвестиционных проектов Республики Коми» крупный займ, который, тем не менее, не собирался возвращать. Далее Самойлов, несмотря на признательные показания, выходит из «дела Гайзера». Уголовное преследование в отношении него на время прекращают. Но потом возбуждается новое дело: по мнению следователей, Самойлов, приобретя долю в гостинице «Авалон» передал ее ОПС в качестве взятки.

Подпишитесь на PG11.ru в «Яндекс.Новостях» или «Яндекс.Дзен»

Суд Уголовное дело против Гайзера

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru