Наверх

На суде бывший фигурант «дела Гайзера» рассказал, как Зенищев обиделся на слишком маленькую взятку

Возрастное ограничение: 12+
Фото из архива "Pro Города"
Он раскрыл и другие подробности

В Сыктывкарском городском суде допросили одного из свидетелей по уголовному делу экс-мэра столицы Коми Романа Зенищева - Юрия Бондаренко. Бывший член ОПГ «Айвенго» рассказал, как бывший градоначальник помогал Зарубину и его партнерам по бизнесу монополизировать рынок пассажирских перевозок. Об этом сообщает Комсомольская правда в Коми.

Вчера и сегодня в Сыктывкарском городском суде заслушали показания одного из свидетелей по уголовному делу в отношении экс-мэра столицы Коми Романа Зенищева, бывшего члена ОПГ «Айвенго» Юрия Бондаренко. Он рассказал об отношениях бывшего градоначальника с некоторыми членами «банды Гайзера», а также о его роли в совершенных ими коррупционных преступлениях.

По словам свидетеля, с Зенищевым его познакомил еще в середине 90-х предприниматель Валерий Веселов. В то время у Юрия Бондаренко тоже уже был свой бизнес - он владел частным охранным предприятием «Айвенго». С определенного момента услугами организации начал пользоваться и будущий мэр. Дружить Бондаренко и Зенищев продолжали и после того, как последний возглавил городскую администрацию.

С 1996 году Бондаренко руководил холдингом ЗАО «Финансово-промышленный альянс» («ФПА»), который включал в себя более 120 предприятий. По словам свидетеля, бизнес был во всех сферах, кроме, разве что, «торговли сырой нефтью». 60% активов альянса владел Александр Зарубин, 40% делились между Бондаренко и Веселовым. Также в «ФПА» входили Антон Фаерштейн, Игорь Кудинов, Константин Ромаданов, Вячеслав Гайзер и еще ряд лиц. Зенищев, по словам Бондаренко, в функционировании альянса прямого участия не принимал, но как мэр мог влиять на дела группы.

- С Романом Валерьевичем действовала договоренность, согласно которой за содействие он получает от 10 до 20% прибыли - в зависимости от доходности того или иного проекта, - продолжил свидетель.

- Я правильно понимаю, что вознаграждение подсудимому выплачивалось за то, что он принимал в ваших интересах определенные решения? - спросил судья.

- Да. Роман Валерьевич мог отказать нам, а мог решить вопрос. У него была эффективно выстроена управленческая система, он мог безболезненно уладить любую проблему. Но чтобы у него было желание это делать, нам приходилось стимулировать его интерес в применении административного ресурса, - объяснил Бондаренко.

Прокурор напомнил, что Зенищева обвиняют в получении взяток за протекцию в отношении ООО «Сыктывкаравтотранс» - одного из предприятий так называемого «транспортного блока».

- Что это за транспортный блок? - задали вопрос свидетелю.

Бондаренко рассказал, что ООО «Сыктывкаравтотранс» являлось дочерним предприятием ООО «Комиавтотранс», которое, в свою очередь, входило в «ФПА» и обеспечивало все пассажирские перевозки в республике. Однако к середине 2000-х компания оказалась на грани банкротства.

- Гайзер организовал совещание, на котором присутствовали я, Веселов и Зарубин. Нашей специализацией было антикризисное управление - мы занимались компаниями, находящимися в финансовой яме, думали, как их можно поставить на ноги. Относительно «Сыктывкаравтотранса» мы заключили, что спасти предприятие можно только уведя его из системы общего налогооблажения, - рассказал свидетель.

В итоге все площади ООО «Сыктывкаравтотранс» безвозмездно отдали в аренду маленьким компаниям. По словам Бондаренко, на тот момент иного выхода из ситуации никто не видел.

- Проблемы упирались не только в административный ресурс, то есть не только в Романа Валерьевича. Гайзер на каком-то из этапов попросил 10% прибыли с этого бизнеса, Зенищев лично договорился с Зарубиным о 600 тысячах. Я единственный, кто был против этого, - признался свидетель.

Юрий Бондаренко добавил, что суммы этих вознаграждений обсуждались во время авиаперелета.

- Я, Зенищев и Зарубин летели в самолете. Я пытался отстаивать свою позицию: говорил, что Роман Валерьевич просит за свою работу слишком много, что его участие не настолько важно. Зенищев не захотел со мной разговаривать и отсел. После этого мы по очереди с Зарубиным подсаживались и защищали каждый свою позицию. В итоге Александр Леонидович сказал мне: «Будешь платить 600». Что ж, хозяин - барин. Тем более что в первичную закупку автобусов мы вкладывали деньги Зарубина. Но суммы были астрономические. Я следил за тем, чтобы Зенищев получал деньги вовремя. Он понимал, что мы хотим стать монополистами на рынке пассажирских перевозок, а мы понимали, что он при желании может разрушить наши планы - например, пустить конкурентов. В мэрии была создана структура, которая занималась муниципальными заказами. Конкурс - это настолько простая штука, что при небольшом содействии со стороны мэра он выигрывается на раз-два. Под каждый конкурс разрабатывается техническое задание - список компаний, которые можно пускать на рынок, - вспоминает Юрий Бондаренко.

Как рассказал свидетель дальше, платить Зенищеву 600 тысяч все же стали. С мэром договорились, что он будет получать 200 тысяч, но ему также позволят оформить в фиктивную собственность несколько управляющих компаний Сыктывкара, принадлежащих «ФПА».

Со временем Зенищев вышел из-под контроля Зарубина и начал принимать самостоятельные решения, чем настроил участников альянса против себя. По словам Бондаренко, именно из-за своей непредсказуемости и своенравности бывший мэр так и не стал полноправным членом «банды Гайзера». О том, что происходило в «ФПА» после 2009 года, свидетель рассказать затруднился, так как вышел из альянса.

- В 2013 году мы виделись с Зенищевым трижды, в Москве. Он говорил, что хочет помешать политической карьере Гайзера. Роман Валерьевич считал, что с ним обошлись не по справедливости, он оказался практически изгнан из республики. Также он пытался выведать у меня, какие слабые места есть у Гайзера и его команды, - рассказал свидетель.

В конце допроса Бондаренко пожелал прокомментировать суду свое недавнее заявление о том, что доходы Зарубина якобы составляли 20 миллионов долларов в неделю.

- Это приблизительная цифра. Он получал деньги со всех проектов: и с совместных с «Реновой», и с зарубежных. Доходы от его бизнеса в Коми на фоне этой суммы - как капля в море. О тех 600 тысячах, которые надо было выплачивать Зенищеву, Александр Леонидович мог просто не помнить, - пояснил свидетель.

Чем Роман Валерьевич запомнился вам как мэр? Пишите в комментариях под новостью

Деньги Закон Криминал Суд

Комментарии 10

14 декабря 2017, 00:36 Горожанин
Так и сейчас все также только действующие лица другие....
14 декабря 2017, 01:03 Тим
Таблище попроще надо было носить, Рома. Чтоб тебя всю оставшуюся без расстрела мурыжыли на турме и в зале суда.
14 декабря 2017, 03:26 Горожанин
Лопнул по шву,вот отсюда и 3 условно за ОПГ
14 декабря 2017, 06:19 гражданин
Читая «признания» Юрия Бондаренко, не перестаешь удивляться тому обстоятельству, что этого «свидетеля» оставили на свободе при совершении им на протяжении длительного периода лет тяжких преступлений по даче взяток в особо крупных размерах, совершенные совместно с другими преступниками организованного преступного сообщества (дело Гайзера).
Более того, даже в настоящее время, этот организатор и участник преступного сообщества не является обвиняемым в совершении этих преступлений.
Что происходит?
Разве возможно такое откровенное попустительство со стороны правоохранительной и судебной системы России в отношении одного из злостных уголовных преступников, каким является «свидетель» Юрий Бондаренко, уже осужденный 1 декабря 2017 года Верховным судом республики Коми за незаконный оборот оружия, боеприпасов и взрывчатки? (ч.3 ст.222 УК РФ).
Или что, преступления по ч.4 ст.292 УК РФ (дача взятки в особо крупных размерах за принятие заведомо незаконного решения, совершенное в составе организованной преступной группы лиц) не является тяжким уголовным преступлением?
14 декабря 2017, 06:21 гражданину
гражданин
Читая «признания» Юрия Бондаренко, не перестаешь удивляться тому обстоятельству, что этого «свидетеля» оставили на свободе при совершении им на протяжении длительного периода лет тяжких преступлений по даче взяток в особо крупных размерах, совершенные совместно с другими преступниками организованного преступного сообщества (дело Гайзера).
Более того, даже в настоящее время, этот организатор и участник преступного сообщества не является обвиняемым в совершении этих преступлений.
Что происходит?
Разве возможно такое откровенное попустительство со стороны правоохранительной и судебной системы России в отношении одного из злостных уголовных преступников, каким является «свидетель» Юрий Бондаренко, уже осужденный 1 декабря 2017 года Верховным судом республики Коми за незаконный оборот оружия, боеприпасов и взрывчатки? (ч.3 ст.222 УК РФ).
Или что, преступления по ч.4 ст.292 УК РФ (дача взятки в особо крупных размерах за принятие заведомо незаконного решения, совершенное в составе организованной преступной группы лиц) не является тяжким уголовным преступлением?
Странно, что не применены меры уголовного наказания этому преступнику, совершавшему это преступление МНОГОКРАТНО, в течении МНОГИХ лет, и совершавшему другие тяжкие уголовные преступления (ч.3 ст.222 УК РФ, ч.2 ст.210 УК РФ).
А как может Общество расценивать такое презрение к Закону?
Или это и осуществляется с целью дестабилизировать ситуацию в стране, когда честные граждане страны трудятся не нарушая Закон, а ничтожная кучка уголовных преступников, типа Юрия Бондаренко, остаются «свидетелями» совершенных ими же тяжких уголовных преступлений, присваивая себе огромное состояние, и при этом остаются на свободе, не будучи даже обвиняемыми в совершении таких преступлений, то есть в отношении которых уголовные дела даже не доходят до СУДА……
Это ли не преступление против ГОСУДАРСТВА и ОБЩЕСТВА, совершаемое самой правоохранительной системой, призванной именно защищать интересы и права добропорядочных граждан и Государства.
Считаю, что следует немедленно поставить вопрос перед высшими должностными лицами Прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ о недопустимости такого положения дел, призвать к ответу всех уголовных преступников в этом деле, и в первую очередь – организаторов совершения преступлений, в том числе такого ушлого «вечно каявшегося», «деятельно раскаивавшегося», но вновь совершавшего иные тяжкие преступления на протяжении длительного периода – Бондаренко Юрия Владимировича.
14 декабря 2017, 07:31 3
Да хватит уже мусолить.сейчас наговорят всякого.мало взял,много дал.не высасывайте из пальца.поэтому и на свободе,что наговаривает,ещё наверное и сам за это получает не плохо.Рому домой!
14 декабря 2017, 07:40 root
Ромку на бутылку
14 декабря 2017, 09:57 Горожанин
Государство без будущего для народа! Жаль!
14 декабря 2017, 22:52 Кремль.
гражданин
Читая «признания» Юрия Бондаренко, не перестаешь удивляться тому обстоятельству, что этого «свидетеля» оставили на свободе при совершении им на протяжении длительного периода лет тяжких преступлений по даче взяток в особо крупных размерах, совершенные совместно с другими преступниками организованного преступного сообщества (дело Гайзера).
Более того, даже в настоящее время, этот организатор и участник преступного сообщества не является обвиняемым в совершении этих преступлений.
Что происходит?
Разве возможно такое откровенное попустительство со стороны правоохранительной и судебной системы России в отношении одного из злостных уголовных преступников, каким является «свидетель» Юрий Бондаренко, уже осужденный 1 декабря 2017 года Верховным судом республики Коми за незаконный оборот оружия, боеприпасов и взрывчатки? (ч.3 ст.222 УК РФ).
Или что, преступления по ч.4 ст.292 УК РФ (дача взятки в особо крупных размерах за принятие заведомо незаконного решения, совершенное в составе организованной преступной группы лиц) не является тяжким уголовным преступлением?
Идейно близких - не сажаем!
15 декабря 2017, 19:59 а вобще
чё изменилось ??????????

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru