Наверх

Письмо Деду Морозу: история сыктывкарки, которая отдала все силы ради больных дочки и внучки

Возрастное ограничение: 0+
pixabay.com
Женщина счастлива, что заболевание не унесло жизни ее родных

В редакцию «Pro Города» пришло очередное письмо Деду Морозу. Сыктывкарка Нина Кашина рассказала печальную историю о страшных болезнях своей дочери и внучки. Однако история эта имеет счастливый конец.

Уважаемая редакция! Отправляю Вам своё письмо Деду Морозу. А вдруг мне повезёт? Должно же человеку повезти хотя бы в канун своего 75-летия. Думала-гадала, о чем написать хорошем, добром, позитивном. Оказалось, немного. Советовалась с сыном, с внучкой. И все думали об одном и том же: о моей поездке в Москву. О том, как я спасала единственную внучку от страшной болезни, от которой не всем везёт остаться здоровой. Но надежда умирает последней, как говорится.
Когда я встречала 2017 и 2018 год, я не думала, что они для меня будут годами испытаний. В 2017 году страшная болезнь поразила мою дочь Секлетею. Когда я в Интернете впервые прочла об этом диагнозе, пришла в ужас. Но рук не опустила и стала помогать дочери, поддерживать ее как до операции, так и после. Находясь в оздоровительном центре «Максаковка», я каждый день то утром, то вечером ходила в онкодиспансер. Молила Бога, чтобы помог, заходила в часовенку, что выстроена рядом. Говорят, молитва матери со дна моря спасёт. Может, и так. Мою дочь точно спасла. У неё теперь всё хорошо. Прошёл уже год. Анализы отличные. Рецидива нет. 
Но Бог посылает мне новое испытание: дочь Секлетеи, моя внучка Ульяна, в марте 2018 узнала о страшном диагнозе, будучи одна в Москве. Через 2 дня срочная операция. Квоты на неё нет. Большой суммы на операцию тоже. На раздумья ехать или не ехать были одни сутки. А кроме меня, ехать было некому. Дома у меня муж 84 лет, который год не выходит на улицу, но по дому передвигается сам. Сам себя обслужить может. Накупила продуктов, наварила ему на 5 дней и поехала в Москву. Если не я, то кто же? Если не я, то зачем я? Рассуждала, как герой Максима Горько в «Легенде о Данко». Готова была разорвать собственную грудь, чтоб спасти единственную и неповторимую взрослую внучку. 
В воскресенье я уже была в Москве. С внучкой поехали в храм, поставили свечи, читали молитвы, какие я знала наизусть. Внучка плакала у одной из икон, которая помогает излечиться от страшного недуга. 
А наутро отправились в огромный центр, что на «Варшавке». Денег на операцию дали добрые люди. Безвозвратно. Мир, оказывается, и в Москве не без добрых людей. Но для этого и самой надо быть к ним доброй.
Я была в ужасе от огромного количества больных в центре и их диагнозов. Я просила Бога только об одном, чтобы он не оставил мою внучку в расцвете сил. Но когда за ней приехала в палату каталка, чтобы повезти с 23 этажа на 2 в операционную, я не смогла удержаться и заплакала. И тут моя внучка закрыла себя с головой белой простынёй, будто саваном, и тоже заплакала. Я её перекрестила 3 раза и совсем разрыдалась. Даже сейчас, когда пишу об этом, слёзы катятся по щекам. Но слезами горю не поможешь. И я тоже спустилась на второй этаж, но в молельную комнату. Купила свечи и икону «Всецарица». Читала ей акафист и плакала, читала и плакала, пока молельную комнату не закрыли совсем. 
Оставалось ждать ещё целых 4 часа, пока закончится операция. Долгими показались мне эти часы. Казалось, не было им конца. Но и после истёкшего времени внучку не привези в палату. Почему? Чтобы как-то себя отвлечь, я вышла из палаты в коридор и стала изучать схему эвакуации, которая висела на стене. Как раз накануне произошла трагедия в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня». Вдруг сзади тихо подходит ко мне врач и говорит, что операция прошла успешно, и внучка в реанимации. Должна скоро проснуться. Это «скоро» наступило через два часа. Долгих два часа. Но когда Ульяну привези в палату и она попросила пить, а врач разрешила смочить только губы ватным тампоном, я и этому была рада. Ульяна спросила: «А сколько сейчас времени?» - «19 часов»,- ответила я. - «Как быстро пролетело время», - заметила она. И снова просила мокрый тампон. И снова я ей смачивала губы. Для неё семь часов пролетели незаметно, а для меня казались вечностью. 
Каждый день с 8 до 20 часов я выхаживала внучку. Каждый день я ездила к ней на такси через всю Москву, чтобы подольше побыть в палате. Навещали и её подружки. Спасибо им. Через 8 дней пришлось оставить внучку одну, потому что пропуск был только на вечернее время. Да и муж не мог дождаться, когда я вернусь. 
Прошло 8 месяцев со дня операции. Внучка работает. Наблюдается в медицинском центре. Лечение не из дешёвых. Надеется на благополучный исход. И очень ждёт любимую бабушку, дороже которой нет никого на свете. Так ей кажется. И всякий раз, общаясь со мной по «скайпу», спрашивает, когда же я к ней приеду, хотя бы на недельку. А я ей отвечаю, что у меня льготный проезд только раз в два года. А за два года может много воды утечь... На пенсию много не накатаешься и не налетаешься. Постараюсь хотя бы накопить на микроволновку. Может, Дед Мороз поможет? 
Вот такая предновогодняя история у меня получилась. Судить Вам.

Как вы думаете, как бы Дед Мороз оценил эту историю? Пишите в комментариях.

Напомним, отправить письмо может любой сыктывкарец: ребенок, который мечтает о заветной игрушке или взрослый человек, который желает изменить чью-то жизнь. Жюри выберет 10 самых трогательных историй и у их авторов исполнятся мечты.

Свои письма приносите в редакцию «Pro Города» по адресу: ул. Первомайская, 70, корпус Б, 421 кабинет. Или в НО КПК «Кредитъ»: ул. Ленина, 89. Также историю присылайте на электронную почту: pg11pr@mail.ru с пометкой «Письмо Деду Морозу». Сделать это можно до 18 декабря.

Здоровье Новый год

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru