Участковый Сергей Юдин: «В работе иногда чувствуешь себя "папой- уткой''»

Участковый Сергей Юдин: «В работе иногда чувствуешь себя "папой- уткой''»

Сегодня, 17 ноября, вся Россия празднует день участкового инспектора. В преддверии праздника корреспондент портала ProGorod11.ru побеседовал с участковым уполномоченным полиции УМВД России по Сыктывкару, старшим лейтенантом Сергеем Юдиным об особенностях жизни в погонах.

Начну с болезненного для меня вопроса. Почему до вас так трудно дозвониться?

- Давайте рассуждать разумно, не зря мы с детства знаем номер «02», и в случае какого-либо происшествия мы звоним именно поэтому номеру. Уже потом дежурный распределит: кого вам направить – участкового, дознавателя, следователя. Все зависит от ситуации.

Ну, а если я хочу напрямую связаться с участковым, по каким причинам он может не выйти на связь со мной?

- У каждого опорного пункта есть свое время приема граждан — среда-пятница - с 17 до 19, суббота — с 14 до 17. Вот в это время независимо от времени года, суток, погоды участковый находится в опорном пункте и всегда готов вас принять, все остальное время он не сидит на месте, а ходит по семьям и занимается другими обязанностями.

Допустим, я вызвала полицию, чтобы помогли угомонить расшумевшихся среди ночи соседей. В случае, если они не откроют вам дверь, вы ничего не сможете сделать?

- Бывают такие случаи, когда действительно дверь не открывают. Взламывать дверь, согласно действующему законодательству, мы не имеем права. Если так случается, то мы приходим на следующий день и через день… До тех пор, пока нарушители, так сказать, «не сдадутся», чтобы выслушать нас.

В каких случаях мне следует звонить участковому, а в каких нет?

- Ну, в основном, это все, что связано с семейными ссорами и разборками между соседями.

Традиционный вопрос: «Как вы пришли в эту профессию?»

- Первоначально пришел в отдел вневедомственной охраны, где служил до 2010 года, потом перевелся в службу участковых.

А когда возникло само желание? Всегда было интересно, есть ли люди, с детства желающие посвятить себя столь редкой и, прямо скажем, «непопулярной» профессии?

- В детстве я хотел стать спортсменом, а потом друзья пошли в полицию, тогда я и определился. С тех пор работаю в полиции.

Как вы относитесь к женщинам в этой профессии?

- Именно к участковым... я, пожалуй, против. Женщине приходится ходить одной по разным вызовам и встречаться с нетрезвыми людьми. Это очень опасно и сложно… Другое дело, если она устроится, например, следователем: подозреваемых вызывают сюда в полицию, где, по крайне мере, безопасно.

Вы говорите о том, что зачастую приходится работать не с самым приятным контингентом. Не разочаровались ли вы в людях за годы службы?

- Действительно, как правило, я хожу по одним и тем же семьям, где, например, вечно пьяные муж и жена в сотый раз выясняют отношения. В таких случаях, бывает, злишься в сердцах, но ведь это моя работа. Я сам сюда пришел, я сам ее выбрал, поэтому я иду и работаю, независимо от того: нравится мне это или нет. Знаете, я ведь часто заранее знаю, что меня ждет в той или иной семье и мне даже проще в этом случае, чем идти к кому-то новому.

Я не совсем это имела в виду, не создается ли стереотип «плохого человека» обо всех людях?

- Нет-нет… Такого даже в голову не приходило. Все люди разные.

На мой взгляд, «целевую аудиторию»  участковых условно можно разделить на друзей и врагов. Первые, как правило, знают личный телефон, звонят на домашний просто пожаловаться на судьбу? У вас также?

- Ну, в городе ситуация обстоит несколько иначе, здесь и участок больше, и люди несколько закрытее. Но мои «подопечные» тоже, бывает, звонят на мобильный, правда, исключительно по делу. Дружескими я наши взаимоотношения все-таки не назвал бы, но хорошими знакомыми вполне.

Когда происходит преступление на вашей территории, чувствуете ли вы себя виноватым в том, что не смогли предотвратить, может быть, вовремя не провели профилактическую беседу?

- Профилактическая работа ведется постоянно. Проблема в другом. Мои, так сказать, подопечные – это взрослые люди. Говоришь с ними, говоришь, они слушают, а делают по-своему. Меня это огорчает, но я не могу стать «вершителем «чужих судеб».

Кстати, о профилактической работе, как вы считаете, есть ли в ней смысл?

- К сожалению, исправляются далеко не все. Это не малые дети, чтобы пришел полицейский, погрозил им пальчиком, и они перестали себя плохо вести. Я работаю с людьми, которые зачастую старше меня, и ожидать, что после моего визита они станут «золотыми» – глупо.

А что может действительно повлиять на правонарушителей, на ваш взгляд?

- Как правило, все ссоры происходят в семье и часто — жена жалуется на «нехорошего» мужа. Если она разведется с ним, это, может быть, и поможет, ведь конфликтовать будет не с кем, но опять же возникнет квартирный вопрос. Очевидно, что мой контингент – это не самые обеспеченные люди, и просто так разъехаться им весьма проблематично.

Вы говорите, что в большинстве случаев именно жена является пострадавшей. Но если взять в учет человеческий фактор, проще говоря, «довела». В этом случае пытаетесь ли вы как-то встать на сторону мужа?

- Неважно, довела жена или еще что-то случилось. Если никакого «оружия» кроме слова она не применяет, а он в ответ на нее кинется, скажем, с топором, в любом случае закон будет не ее стороне, поскольку ее жизни угрожали.

Из ваших разговоров вырисовывается образ некого «папы-утки», который круглые сутки тревожится об утятах на своем озере.

- Отчасти, так оно и есть. Любой, даже самый незначительный «чих» на моем участке, меня тревожит, и я ищу причины и пути его устранения.

Смотрите сериалы про полицию?

- Да, смотрю сериал по НТВ «Ментовские войны».

Ну, и как? Похоже на правду?

- На жизнь? Конечно, нет. Это красивая сказка, в которой все решается просто: побежал, пистолет достал, пострелял — и ты герой. В жизни все намного прозаичнее: у нас очень много бумажной работы. Даже при незначительном происшествии необходимо заполнить минимум 4 бумаги.

Вы часто решаете семейные дела. А как ваша семья относится к вашей профессии?

- Родные терпят. Жена понимает, что я сам выбрал эту профессию.

А вы бы хотели, чтобы ваши дети работали в правоохранительных органах, скажем, дознавателем?

- У меня дочь, и, честно говоря, я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Дознаватели работают сутками, и ситуации тоже встречаются разные.

А если она сама решит?

- Тогда, конечно, противиться я не стану. Это ее выбор, и если она однажды скажет мне: «Я хочу быть дознавателем», я буду только «за».

Отразилась ли профессия на вашем характере, стали ли вы жестче?

- Ну, добрее я точно не стал, а жестче… Только тогда, когда дело касается работы, а дома и с друзьями я, в общем, спокойный человек. С семьей я никогда не обсуждаю проблемы по работе — не стоит впутывать одно в другое, я считаю.

Как отмечаете праздники?

- Как отмечаю? В общем, как все,  традиционно с друзьями и семьей.
 

...

  • 0

Читайте также:

Популярное

Последние новости