"Дети были для немцев рабочей силой"

"Дети были для немцев рабочей силой"

В юности Людмила Самойлова вынесла все тяготы войны, но в День Победы всегда чувствовала себя лишней

Люди, которые дожили до наших дней, до сих пор вспоминают ужасы и невзгоды тех лет. Есть своя жизненная история, связанная с этими годами, и у сыктывкарки Людмилы Александровны Самойловой. В юности ей с родными довелось провести под немецкой оккупантами 673 долгих дня.

Оккупация. Начало войны 13-летняя Людмила встретила вместе бабушкой с дедушкой под Донбассом, в небольшом шахтерском поселке Пелагеевка. Осенью мама Люды, закончившая к тому времени учебу в Москве, попыталась забрать дочь к себе, но не успела. Территория Украины уже была оккупирована немцами. А на исходе лета Людмила своими глазами видела, как жители, пытаяясь спастись, десятками эвакуировались сначала на пассажирских поездах, потом уже на товарных, а дальше — кто на чем, лишь бы покинуть это страшное место... "Когда мимо поселка проехал последний поезд, от наших последовал приказ взорвать каждый рельс, чтобы немцы не получили эту дорогу целой, - вспоминает Людмила Александровна. - И вот, после очередного взрыва, в стену над нашим окном воткнулся рельс, разрушив половину дома. Хорошо, что мы от взрывов спрятались за печкой, а то не быть бы нам живыми".

А 3 октября 1941 года в поселок вошли немцы. Старики очень боялись за внучку, думали, что ее изувечат или убьют, поэтому долгое время прятали ее за сундуком в маленькой комнате. Девочка почти круглые сутки сидела, съежившись в маленьком промежутке между стеной и сундуком. Тихонько вылезти она могла только ночью. Но потом бабушка поняла, что убивать внучку никто не собирается. И когда приехала новая партия немцев и остановилась у них, разрешила внучке больше не прятаться.

Рабочая сила. Захватчики, действительно, убивать никого не собирались: им нужна была рабочая сила. Даже детей они выгоняли на работу. "Я как-то ночью выскочила из дома и случайно наступила на грабли, - вспоминает Людмила Самойлова. - Удар был такой силы, что ногу пробило почти насквозь. Немцы меня и оставили в покое: калека на работе плохая помощница. Но рана стала заживать, а работать и помогать врагам очень не хотелось".

Тогда бабушка предложила внучке обмануть немцев: мазать еще открытую рану чесноком, чтобы она краснела и не заживала. Так девочка не работала до самой весны. 

Захватчики вольготно расположились в их доме, а самим старикам пришлось ютиться в маленькой комнатушке. Сыктывкарка вспоминает, что однажды немец стал кричать из своей комнаты, судя по всему, обращаясь к хозяевам. А они никак не могли понять, что он от них хочет. Тогда тот выскочил, схватил девочку за косу и стал лбом бить в часы. Возмущался на своем языке, что спрашивал их, сколько сейчас времени, а его заставили для этого встать с постели. После этого Людмила навсегда запомнила, что фраза «цейн фор цейн», которую кричал захватчик, будет по-немецки «без десяти десять».

Бегство. Но вот Красная армия стала гнать захватчиков. Бабушка нашей героини пережила Октябрьскую революцию и знала: так просто это не пройдет, надо прятаться в погреб. Старики с внучкой спустились туда и стали ждать. «Вдруг слышим: железные немецкие набойки цокают по дому, немцы суетятся, людей ищут. И вдруг все стихло, - рассказывает Людмила. - Бабушка поняла: дом подожгли.Мы вылезли из погреба и почувствовали сильный запах бензина, аж глаза жгло. Оказалось, на дверном косяке они повесили мешок, пропитанный горючей жидкостью. Поджигателям оставалось только чиркнуть спичкой. Но наши их погнали так быстро, что немцы не успели сжечь наш дом. Но большинство домов около дороги все-таки сгорело: так немцы освещали себе путь».

Кастрюли из самолета. Оставили после себя захватчики поселок Пелагеевка в плачевном виде — разрушили они все, что могли. Но, несмотря на это, в 5 километрах от их поселка открылась новая школа. Правда, вместо учебников детям приходилось нести с собой в школу дрова, чтобы сообща протопить классы. Учиться тогда уже 15-летней Люде удалось недолго, забрали восстанавливать разрушенное хозяйство. Подросткам поручили отремонтировать три постройки, но инструментов при этом никаких не выдали, сказав, чтобы искали сами. Кроме этого, дали задание мастерить посуду для столовой из... разбившегося неподалеку самолета. Парни и девшки разбирали его на части, плавили и делали тарелки, ложки и кастрюли. И хотя со временем открылись вечерние школы, у ребят после таких тяжелых, конечно, уже не было никаких сил учиться.

Сила духа. Так прошли детство и юность Людмилы Самойловой. Работа с самого детства, помощь старшим, а после и тяжелый труд на добыче угля. Тяжелая военная жизнь так подкосила молодую тогда еще женщину, что она больше не могла иметь детей и осталась доживать жизнь в полном одиночестве. Кроме аттестата мотористки у Людмилы Александровны нет никаких документов подтверждающих, что она работала в военное время на благо Родины. Поэтому в обществе ветеранов и тружеников тыла она - никто. Каждый раз на 9 мая, когда вся страна радовалась победе, признается Людмила Александровна, она плакала от обиды. Но теперь успокоилась и хранит силу духа, который помог ей не сломаться в тяжелые годы войны.

...

  • 0

Популярное

Последние новости