Наверх

В Сыктывкаре на суде Виктории Зюзевой рассказали об ужасном отношении матери к своей погибшей дочке

Возрастное ограничение: 16+

Вчера, 11 февраля, в Эжвинском районном суде прошло заседание, на котором рассматривается дело Виктории Зюзевой, матери убитой двухлетней Нади Касевой. Обвинение выдвигается по статье 125 Уголовного кодекса России «Оставление ребенка в опасности». Женщине грозит до 1 года тюрьмы. 

Портал ProGorod11.ru вел текстовую онлайн-трансляцию из зала суда. 

Сама подсудимая за весь процесс не произнесла ни слова. Только в начале яростно протестовала против ее съемки.

                    

Первой допрашивали Оксану Зюзеву, бабушку убитой Нади. Как и на вчерашнем суде над убийцей девочки, она рассказывала про свою дочь, подсудимую Викторию Зюзеву. По словам Оксаны, еще при рождении Нади, Виктория хотела отдать дочку в детский дом. Бабушка уговорила ее этого не делать. И после того, как Виктория рассталась с отцом девочки, Львом Касевым, она жила у матери. В начале прошлого года Виктория познакомилась через интернет с Константином Субботиным и стала пропадать из дома. В апреле Оксана Зюзева заметила странное поведение внучки: 

- Ребенок менялся. Я предлагаю Наде конфетку, а она начинает вместо слов гавкать, как будто ее к этому приучили. Когда мы с Наденькой приходили домой, она начала ходить по комнатам и искать: «Дядя, дядя». Только, убедившись, что никого нет, начала раздеваться. А по утрам она пряталась под стол.

- 22 апреля Вика на неделю исчезла из дома вместе с ребенком. Выключила телефон и вернулась только 29 апреля. Я смотрю, а у Нади спина вся синяя, четко видны следы от пальцев. От лопатки до поясницы одни синяки и ссадины. А Вика говорит, что девочка с горки упала. Я сразу ее из дома выгнала и ключи забрала. 

Далее Оксана Зюзева отвезла девочку в травпункт, позвонила в полицию и инспектору по делам несовершеннолетних: 

- 5 мая пришла в органы опеки с целью лишить Вику родительских прав. Мне ответили: «Вы девочке никто, вам надо отдать ребенка матери». Тогда я договорилась с отцом Наденьки, чтобы он забрал дочку к себе. Он сначала испугался, но потом согласился, когда я предложила отправить девочку под его формальную опеку к своей матери в Подъельск. Так 9 мая я отвезла Надю в деревню к прабабушке. 

                                      

Напомним, еще в мае в отношении сожителя матери ребенка Константина Субботина было возбуждено уголовное дело по факту получения ребенком травмы, однако дело было прекращено в «связи с отсутствием события какого-либо преступления». Мать девочки Виктория Зюзева заявила, что ожоги спины ребенок получил во время купания в ванне, а ссадины появились после того, как девочка упала с деревянной горки. 

Бабушка рассказала, что 27 июня Виктория забрала Надю из деревни. А на суде Касев пошел на мировую с Субботиным: 

- Я тогда наорала на Льва: «Забери у нее ребенка, и отдай мне. Больше я от тебя ничего не прошу. Касев бросил трубку». В это время Субботин еще подал на меня в суд, за то, что я «украла ребенка» у матери. 

Оксана Зюзева, бабушка девочки поведала суду, что Виктория с детства была очень скрытной и замкнутой:

- Подруг у нее не было, одни только парни. Моя дочь выросла убийцей. То, что она натворила не прощается. Поигралась с ребенком, как с котенком и выбросила. Как я потом узнала, в Эжве, где они жили, Наденька спала без постельного белья. На клеенке и грязной пеленке, а рядом с ее креслом стояли кошачьи горшки.

                         

Следующей к трибуне пригласили прабабушку ребенка Надежду Потехину, у которой Надя жила в мае-июне прошлого года. Она рассказала, что девочка жила у нее каждое лето с самого рождения:

- Надя - очень ласковая девочка. Подойдет, обнимет, и можно долго с ней так сидеть. Отдельно никогда не спала, только со мной и с Оксаной, когда она приезжала. Еще девочка боялась мужчин. При их виде начинала биться в истерике, плакала и пыталась  спрятаться. Сначала рисовала только черными карандашами, хотя могла выбрать любого цвета. Но после 10 июня она начала «оттаивать», стала больше разговаривать и улыбаться.

Прабабушка рассказала, как 27 июня Виктория и Субботин забрали у нее девочку:

- Когда Субботин зашел, Надя замерла от ужаса. Лицо серое, губы белые, а глаза полные слез. Но к маме девочка пошла спокойно. Все-таки мать есть мать. Я вызвала полицию. Приехал наш участковый, но развел руками. Говорит, по закону Вика права: это ее ребенок. Когда ее увезли я звонила в инспекцию по несовершеннолетним, но все бестолку.

Потом в зал суда под охраной ввели Константина Субботина. На этом процессе он давал показания в суде в качестве свидетеля.

Субботин утверждал, что девочка называла его папой.

- Я играл, гулял с девочкой, кормил Надю и укладывал ее спать. Каждый родитель иногда шлепает своего ребенка. Так и я делал. А с Викой я надеюсь сохранить отношения.

По словам Субботина, он не сильно шлепал Надю и  только раз в неделю. Он отказался вспоминать события 8 октября, сказав, что ему это тяжело.

Тогда гособвинитель зачитал его показания, которые он давал в ходе следствия. Оказалось, что Субботин рассказал следователям, как бил Надю кулаками до крови изо рта и носа, как швырял ребенка об стену, как пытался скрыть побои девочки 8 октября от медиков.  

Следующий суд над Викторией Зюзевой состоится 3 марта в 14:00.

 

Дети Надя Касева Насилие Суд

Следующая новость

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru